Главная » ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА » Резервы российского бюджета перед кризисом составили более 17 трлн рублей, но потратить их на поддержку экономики пока не получится

Резервы российского бюджета перед кризисом составили более 17 трлн рублей, но потратить их на поддержку экономики пока не получится

 

 
 

Ликвидные активы «расширенного» правительства (федеральных властей, регионов и внебюджетных фондов) достигали 17,7 трлн руб. на начало весны 2020 года. Это следует из данных Банка России, проанализированных РБК

Moscow-Live.ru / Акишин Вячеслав

 

 
 

Хотя потратить их на поддержку экономики правительство по разным причинам не может, экономисты призывают принять меры по преодолению кризиса в том числе за счет корректировки бюджетного правила и увеличения внутреннего госдолга

Moscow-Live.ru / Будишевский Николай

Ликвидные активы «расширенного» правительства (федеральных властей, регионов и внебюджетных фондов) достигали 17,7 трлн руб. на начало весны 2020 года. Это следует из данных Банка России, проанализированных РБК. Хотя потратить их на поддержку экономики правительство по разным причинам не может, экономисты призывают принять меры по преодолению кризиса в том числе за счет корректировки бюджетного правила и увеличения внутреннего госдолга.

Ликвидные активы федерального правительства — рублевые и валютные депозиты федеральных органов власти в банках и Центробанке — составили 15,3 трлн руб. по состоянию на 1 марта 2020 года. Кроме того, на банковских счетах к 1 марта лежало 2,4 трлн руб. денежных средств региональных правительств. Таким образом, ликвидные активы «расширенного» правительства (федеральных властей, регионов и внебюджетных фондов) достигали 17,7 трлн руб. на начало весны (более 16% ВВП). Традиционный лидер среди регионов по уровню депозитов — Москва с 1 трлн руб., cледом с большим отрывом идет Тюменская область (95 млрд руб. на начало 2020 года).

Накопленная перед кризисом ликвидность федерального центра включает в основном валютные средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) и валюту, которую Минфин успел купить в начале 2020 года при ценах на нефть выше $42,4 за баррель, а также рублевые остатки на счетах федерального бюджета и остатки средств на счетах внебюджетных госфондов. За март денежные запасы федеральных органов в рублевом эквиваленте могли вырасти еще как минимум на 1,2 трлн руб. в связи с ослаблением рубля.

На 1 апреля объем ликвидных средств ФНБ, хранящихся на счетах в ЦБ, составлял 11,1 трлн руб., а без учета рублей, зарезервированных на покупку акций Сбербанка, — 9,6 трлн руб. ($123,5 млрд). Помимо этого, на счетах в ЦБ лежит 0,66 трлн руб. (около $10 млрд) валюты, приобретенной Минфином для ФНБ в январе-марте 2020 года, но еще не зачисленной в фонд. При этом в марте ЦБ начал упреждающую продажу валюты в рамках бюджетного правила, продав 191 млрд руб., или $2,4 млрд, и, вероятно, спишет эту сумму из средств Минфина.
Кроме того, на начало апреля остатки средств федерального бюджета составили 1,85 трлн руб., в том числе 1,2 трлн на банковских депозитах.

Несмотря на внушительность этих сумм, потратить их часть на поддержку падающей экономики за счет дополнительных бюджетных расходов правительство не может. С 7 апреля Минфин начнет продавать валюту из ФНБ, подчиняясь бюджетному правилу — оно обязывает покупать валюту, когда цена российской нефти превышает $40 в постоянных ценах, и продавать, когда цены ниже этого уровня.

Суммы, вырученные от продаж валюты, компенсируют выпадение нефтегазовых доходов и позволяют сохранить бюджетные расходы на запланированном уровне, но не увеличить их. Отказаться от бюджетного правила в его нынешнем виде даже в пользу стимулирования экономики может привести к тому, что доверие рынка к правилу будет потеряно.

Кроме того, при снижении доходов не от продажи нефти и газа (к примеру, при снижении поступления от НДС или налога на прибыль) компенсировать их придется другими источниками — главным образом дополнительными госзаимствованиями. Потратить резервы ФНБ больше, чем позволяет бюджетное правило, не получится, и служить источником дополнительных расходов на стимулирование экономики они не смогут. По словам экспертов, для спасения экономики от нынешнего кризиса нужны дополнительные расходы бюджета, финансируемые из других источников — из госдолга или Банка России.

В соответствии с бюджетным правилом общие расходы текущего года могут быть увеличены только на сумму прироста прогнозируемого объема ненефтегазовых доходов. Таким образом, из всего набора стимулов можно только увеличивать госгарантии по долговым обязательствам предприятий, выдавать бюджетные кредиты и предоставлять налоговые льготы, что отчасти уже было сделано. А для чистого увеличения прямых расходов на стимулирование экономики понадобится приостановка бюджетного правила. Другие возможности вроде перераспределения бюджетных остатков прошлого года или увеличение дефицитов региональных бюджетов могут применяться очень ограниченно и могут привести к росту «теневого» долга в регионах, с которым уже столкнулись в Китае.

По словам экспертов, в 2020 году общий объем выпадающих доходов бюджета составит 3-4 трлн руб. при ценах на нефть $25-35 за баррель относительно первоначального бюджетного плана при средней цене нефти $57. При сокращении общих доходов на 3-4 трлн руб. ожидаемый дефицит в размере более 3 трлн руб. удастся закрыть продажами валюты из ФНБ по бюджетному правилу только на 1,1-1,7 трлн руб., остальное придется покрывать заимствованиями. При цене Urals $30 за баррель расходование резервов ФНБ за девять месяцев 2020 года составит от 0,6 до 1,2 трлн рублей.

При этом в бюджетном правиле России нет оговорок, которые разрешают временно отклониться от бюджетного правила в случае редких и чрезвычайных обстоятельств. Такие оговорки приняты в таких странах, как Германия, Словакия, Швейцария, Бразилия и становятся неотъемлемой частью современных бюджетных правил. В то же время эксперты отмечают, что текущее бюджетное правило в РФ выглядит оплотом стабильности экономики, а ЦБ не рискует идти на нетрадиционное меры монетарного стимулирования. В то же время, по словам экспертов, страны в Европе уже начали игнорировать бюджетные правила ради борьбы с экономическими последствиями коронавируса, и рынки могут и не отреагировать на отступление России от правила в чрезвычайный момент.

Что касается российских мер по борьбе с кризисом, то пока на них зарезервировано только 1,4 трлн рублей, или около 1,3% ВВП. Антикризисные меры в основном состоят не из прямых новых расходов, а из налоговых отсрочек, гарантий по кредитам компаний, снижения страховых взносов для малого бизнеса. ЦБ также установил ряд мер по кредитованию малого бизнеса.

В то же время экономисты призывают правительство увеличить фискальные стимулы, которые в сравнении с другими странами довольно невелики: налогово-бюджетные стимулы Чехии на борьбу с пандемией сейчас составляют 2% ВВП, Великобритании — 2,5% ВВП, Казахстана — 3,4% ВВП, Японии — 4,9% ВВП, Канады — 6% ВВП, Австралии — 9,7% ВВП, США — 10,5% ВВП. По их словам, без пересмотра бюджетного правила программа стимулов может составить около 2,4% ВВП.

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин 1 апреля предположил, что экономике понадобится пакет госпомощи величиной от 5% ВВП, или около 5,5 трлн руб. Для финансирования части этих расходов можно рассматривать и увеличение госдолга посредством дополнительной эмиссии государственных ценных бумаг. Если же нерабочие дни придется продлевать или же мировая рецессия окажется глубокой, бизнесу потребуется дополнительная поддержка бизнеса еще на 2-3% ВВП.

Власти рассматривают опции наращивания фискальных стимулов сверх того, что позволяет бюджетное правило. Это следует из закона о приостановлении отдельных положений Бюджетного кодекса, подписанного президентом 1 апреля. В нем депутаты разрешили правительству увеличить общие расходы бюджета в 2020 году на величину доходов Центробанка от продажи акций Сбербанка правительству, а также на сумму дополнительных поступлений от «отдельных видов» ненефтегазовых доходов. Последнее означает, что правительство сможет увеличить расходы на поддержку экономики на сумму прироста определенных видов ненефтегазовых доходов, даже если они сократятся в 2020 году. А возможное изменение в будущем бюджетного правила позволит увеличить траты резервов.

Источник

Оставить комментарий