Главная » ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА » Евгений Ясин: «Послал бы критиков реформ куда подальше»

Евгений Ясин: «Послал бы критиков реформ куда подальше»

Знаменитый экономист отмечает свое 85-летие

Экономист и общественный деятель Евгений Ясин 7 мая отмечает свое 85-летие. Его имя стало известно широкому кругу советских людей во второй половине 80-х, когда все громче стали звучать разговоры о необходимости кардинальных перемен в экономике страны. Одним из трибунов и идеологов их выступал профессор Ясин, вошедший, в частности, в число авторов знаменитого рыночного манифеста «500 шагов», так и не реализованного. Позже он примкнул к команде «младореформаторов» Егора Гайдара, на долю которой и выпала вся тяжесть и ответственность перевода экономики России на рыночные рельсы. Во второй половине 90-х Ясин четыре года отработал в правительстве страны — сначала министром экономики, затем министром без портфеля. Уже тогда коллеги по кабинету уважительно именовали его «дед». Сегодня, несмотря на солидный возраст, юбиляр продолжает вести активную научную и общественную деятельность. Буквально только что провел XX юбилейную международную конференцию Высшей школы экономики, бессменным научным руководителем которой он является. Эту конференцию в научном мире неофициально называют «ясинской»: именно под его имя регулярно слетаются на форум российские министры и депутаты, зарубежные экономические «звезды». Видимо, не случайно, соглашаясь на это интервью, Евгений Григорьевич сразу оговорил, что беседовать на личные темы и предаваться семейным мемуарам ему не интересно. А интересно говорить о главном предмете его жизни — экономике. Что же, желание юбиляра — закон, хотя без личного и мемуарного тоже не обошлось…

Фото: hse.ru

— Если сделать небольшую ретроспективу, то состояние нашей экономики напоминает своеобразные качели. Примерно до 2007–2008 года дела шли неплохо, это было связано прежде всего с тем, что был подъем в мировой экономике и новые ее «центры силы» — Китай, Индия, Бразилия, Россия — поднимались. Но вот с 2008–2009 годов начались кризисные явления в мире, в том числе у нас. Далее, где-то в 2010 году, произошел перелом: в мировой экономике снова начался подъем, а у нас — нет. Наше руководство озаботилось тем, что состояние экономики на глазах становилось все более слабым. Был принят ряд антикризисных мер, и в 2011–2012 годы мы прошли восстановление. А после 2012 года началось замедление: нам больше не помогали благоприятные мировые тенденции, типа высоких цен на нефть. А затем грянул 2014 год — украинская история, Крым, санкции плюс падение мировых цен на нефть. В результате мы имели спад 2015–2016 годов, потом некоторое повышение — но не больше чем на 2% роста ВВП. И вот в таком положении мы пока застряли. Мировые экономические тенденции в нашу пользу больше не работают, а своих источников роста мы так и не создали, хотя желание как-то оживить российскую экономику на всех этажах власти и общества большое. Пока ничего не получилось. Надо думать, как мы должны менять ситуацию в российской экономике к лучшему.

— Те меры, которые предпринимались властями, были главным образом направлены на усиление государства на экономику, расширение влияния силовых структур. Да. У нас есть сектора, которые пока реагируют на мировые позитивные тенденции — нефть, газ, черная и цветная металлургия, химия. Но их динамики хватает лишь на то, чтобы выдавать 1,5–2% роста ВВП в год — этого мало по сравнению с мировыми темпами роста. Но это максимум, на который мы можем рассчитывать, если не ориентироваться на расширение частной инициативы, активизацию усилий бизнеса на базе сугубо рыночных методов. Это и есть мой рецепт, если он кому-то интересен.

«Преданный гайдаровец», как себя называет Евгений Ясин, в 2010 году лично открыл бюст Егора Гайдара в Высшей школе экономики. Фото: hse.ru

— Исправить, конечно, всегда можно. Потому что основы для развития рыночной экономики в России были заложены Егором Гайдаром. Более того, они работают. И мы живем в рыночной экономике, модель которой сформировалась в 1991–1992 годах. Да, в «нулевых» годах на эту модель наложилась иная — с усилением роли государства в целом и силовых структур в частности. Рыночные методы не подавлялись, но они и не развивались. Когда возникали какие-то проблемы, как правило, они решались не рыночными путями, а средствами государственного регулирования. На мой взгляд, очевидно, что особо прорывных результатов эти технологии не дают.

— Послал бы их подальше, между нами говоря. Переводя стрелки на Гайдара и его команду, они стремятся тем самым заретушировать просчеты сегодняшних властей. Егора Тимуровича уже 25 лет как нет во власти и 10 — на этом свете, а нам все твердят, что виноват Гайдар. Может быть, вместо этого стоит развивать рыночные методы управления экономикой, перестать запугивать бизнес, ограничить влияние силовиков на экономику, развивать конкуренцию и улучшать деловую среду? Глядишь, и экономические результаты появятся более значимые, чем есть у нас сегодня.

— Просчет в том, что либералы, которые имели какое-то отношение к власти, должны были остановить процесс движения от чисто рыночного развития в противоположную сторону. Сейчас власть находится в руках — ну, может быть, не противников реформ, но людей, которые к ним относятся весьма прохладно. Если отойти от экономики, то политический вектор должен был развиваться в направлении последующих более глубоких демократических преобразований. Мы этого не добились. Пошло смещение акцентов на силовые методы, рост государственного влияния в экономике, повышение роли чиновничества и опора на привычные им стандарты управления. И даже если говорить о сфере предпринимательства, то акцент делается на крупный бизнес, либо сугубо государственный, либо имеющий какие-то особые отношения с нашими ведущими чиновниками. А нам нужно вести политику дальних перспектив, прорывных стратегий и ориентироваться в бóльшей степени не на нефть и газ, а на развитие мозгов человеческих, высоких технологий… Вот это для нас важно. Не могу сказать, что в этом отношении ничего не делается, но то, что делается, — для нас совершенно недостаточно.

— Честно говоря, я не верю в то, что это приведет к позитивным результатам. Да, цели, которые декларируются в этих нацпроектах — акцент на развитие науки, на внедрение передовых технологий, на развитие творчества, конкуренции, повышение производительности труда, — очень достойные. Но методы, которыми пользуется наша «вертикаль власти», все те же, о которых я говорил выше — ориентация на государственную деятельность, на силовые способы управления и бюрократию. Такими методами заявленных в нацпроектах результатов не добиться. Тем более за столь короткий срок — 6, а теперь уже 5 лет. Чтобы произошел реальный поворот в экономике, требуется гораздо более длительный период. Извините, если кого-то огорчил своим ответом.

— То, что нам все-таки удалось в стране, десятилетиями жившей в планово-командной системе, построить в начале 90-х реально работающую рыночную экономику. И когда сегодня в те действия реформаторов кидают камни, мне в голову приходит такое сравнение. Машина нашей экономики в ту пору ехала по гладкой асфальтированной дороге, но эта дорога вела в пропасть. Ельцин, Гайдар и другие реформаторы смогли перевести ее на другую дорогу — рыночную. Да, с ямами и ухабами — но она увела нас всех от пропасти. И я к этому тоже был причастен. Более того, я живу в глубоком убеждении: то, что мы начали делать в 1991–1992 годах — это очень важные, ключевые вещи для нашей страны. Я преданный гайдаровец. И считаю: то, что мы начали делать с Гайдаром — нужно к этому возвращаться и доводить до конца. Может быть, это убеждение и позволяет мне до сих пор держаться на плаву.

Источник

Оставить комментарий