Главная » КОМПАНИИ » Страх и жадность: россиян обложили черные кредиторы

Страх и жадность: россиян обложили черные кредиторы

Фото:
ТАСС

Комментарии26

В первом полугодии 2019 года в России было выявлено 1024 нелегальных кредитора и 154 финансовые пирамиды (за весь прошлый год, соответственно — 2293 и 168), сообщил директор департамента противодействия недобросовестным практикам Банка России Валерий Лях на круглом столе в Госдуме. Он предложил включать организаторов и участников таких незаконных схем в «черный список» лиц с отрицательной деловой репутацией.
Базу данных граждан с подмоченной деловой репутацией ЦБ ведет с конца января 2018 года. Попавшие в нее персоны лишаются права в дальнейшем входить в совет директоров или топ-менеджмент финансовых организаций. При этом включение в «черный список» может быть оспорено.

На самом деле, далеко не все «черные кредиторы» называют себя микрофинансовыми или микрокредитными компаниями, подчеркнул представитель Банка России. Из 1024 нелегалов, к МФО себя так или иначе причисляют только 186, все остальные действуют под любыми другими видами деятельности — потребительский кооператив, ломбард и т. д. «Но „черная тень“ ложится на все легальные МФО», — отметил Лях.
Верхушка айсберга
Эксперты сомневаются, что угроза для деловой репутации может послужить серьезным препятствием на пути мошенников. Разве только нелегальный кредитор решит вырасти в белого и пушистого банкира.
«Если же у него задача: сейчас сделать деньги и потом уехать в хорошую теплую страну с мягким климатом, я думаю, ему это совершенно фиолетово. Тем более что его еще надо поймать, чтобы включить в какой-то список», — отмечает директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков.

Но это то, что в силах сделать ЦБ, добавляет он. Реальной возможности выявлять нелегальных кредиторов у Банка России нет, поскольку он работает только с лицензированными организациями. А поиском нелегалов должна заниматься полиция, но она занята другими проблемами. Зато ЦБ может понизить ключевую процентную ставку, чтобы сделать более доступными для населения услуги официальных финансовых организаций.
На самом деле, тысяча с небольшим «черных кредиторов» — это только верхушка огромного айсберга, полагают эксперты. Это сопоставимо с количеством легальных МФО и это компании, которые были на поверхности, потому что каким-то образом обозначали себя в публичном пространстве — давали рекламу, имели вывеску. Их можно было найти. Тех, кто скрыт «под водой» и свою незаконную деятельность особо не афиширует, вычислить почти нереально.
«Мы видим только тех, кого поймали. Сколько их на самом деле, можно только догадываться», — говорит Солодков.
Ограничения и соблазны

Неофициальные поставщики финансовых услуг всегда были, есть и будут. Однако не исключено, что сегодня сам ЦБ некоторым образом способствует их активизации, ужесточая требования к легальным банкам и МФО.

«Нужда заставляет людей брать кредиты. И вы идете в банк, а там говорят: «Извините, мы вам кредит дать не можем». А когда вы выходите из банка, к вам подходит женщина и говорит: «Вам нужны деньги? У меня есть знакомый, который готов выдать ссуду, но не под 20%, а под 40% годовых». И вы пойдет на это, потому что вам нужны деньги», — описывает ситуацию профессор факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков.

Гипотетически можно предположить, что усиление регулирования ведет к перемещению компаний и их клиентов из белого сектора в серый и черный, соглашается Солодков. Но цифры, подтверждающие это, назвать сложно, потому что нет достоверной статистики, добавляет он.
«Черные кредиторы» — основные конкуренты легальных МФО, развивает тему профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ имени Г. В. Плеханова Константин Ордов. Количество последних, по его словам, уменьшилось более чем вдвое за последние 2−3 года, и они становятся все ближе к банковскому сектору. На МФО накладываются все более жесткие ограничения в части уставного капитала, отчетности, формирования резервов. И, естественно, они становятся все менее конкурентоспособными на этом рынке.

Ужесточение требований ЦБ в части необеспеченного потребительского кредитования будет лишь усиливаться, прогнозирует эксперт. И, как следствие, люди, которым официальные МФО станут отказывать, будут вынуждены обращаться к теневым организациям.
«Россияне, к сожалению, в трудной финансовой ситуации не сильно пытаются отличить законопослушных кредиторов от нелегальных», — сетует аналитик.

Надо отдать должное, добавляет он, что «черные кредиторы», как правило, не скрывают ни штрафов, ни процентов, ни условий предоставления займов. Но многим россиянам почему-то кажется, что они могут относиться несколько инфантильно к средствам, которые берут в долг, и поэтому люди не всегда правильно оценивают риски.
По следам Лени Голубкова
Что касается финансовых пирамид, их размер, по словам представителя ЦБ, сейчас серьезно снизился, и выявляются они в основном на старте своей незаконной деятельности, когда только начинают привлекать клиентов. Сегодня большинство из них находятся в интернет-пространстве и собирают деньги граждан, вовлекая их в псевдоинвестиционные проекты. Такие компании часто имеют сайт, зарегистрированный за пределами России, что ограничивает возможность влияния на их деятельность.
Ранее регулятор сообщал, что ущерб от деятельности финансовых пирамид в 2018 году составил почти 2,5 млрд рублей — примерно в три раза больше показателей 2017 года. Правда, почти половина этих средств была потеряна в результате деятельности «Кэшбери», которая разрослась до огромных масштабов и с треском рухнула. Вкладчики лишились минимум 1 млрд рублей.
Финансовые пирамиды постоянно адаптируются к меняющейся реальности, и придумывают такие правдоподобные истории, что ведутся даже достаточно продвинутые люди, которые считают себя гораздо умнее тех, кто когда-то поверил Лене Голубовку из «МММ», поясняю аналитики бессмертие пирамидальных схем.
«Миром правит страх и жадность. Я лично пытался несколько раз остановить людей — не слушают. История учит тому, что она ничему не учит», — констатирует Юденков.

Но в сложных экономических условиях людей, влезающих в пирамиды, становится все-таки больше, считает Солодков. Причем, делают они это зачастую вполне осознанно, рассчитывая просто на удачу.
«Если вы понимаете, что ничего хорошего дальше не будет, а заработать сложно, то начинаете искать какие-то альтернативные возможности. Почему люди идут в казино, понимая, что с точки зрения теории вероятности всегда будут в проигрыше? Почему они играют в лотерею, понимая, что ее цель — не их обеспечить, а набрать денег для чего-то и для кого-то? Каждый надеется, что ему повезет», — рассуждает аналитик.

По словам экспертов, по сравнению с 90-ми ситуация с финансовыми пирамидами, конечно, улучшилась, потому что со времен «МММ» народ стал более грамотным, у всех в близком окружении найдутся люди, потерявшие деньги на таких вещах. Да и усилия ЦБ по борьбе с подобными явлениями не прошли даром. Но ждать дальнейшего улучшения уже вряд ли стоит.

Читать ещё •••

Источник

Оставить комментарий